Мировые СМИ сообщают о значительном количестве наемников, воюющих в Сирии, которые прибыли из десятков государств. Контрразведка Британии сообщает о нескольких сотнях граждан Великобритании, воюющих в Сирии на стороне оппозиции. По данным ФСБ, в Сирии воюют 300-400 наемников, являющихся гражданами РФ. Предполагается, что в боевых действиях, ведущихся в Сирии, также участвуют выходцы из Казахстана, Китая, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. По информации Министерства иностранных дел Австралии, с 2011 г. в Сирию выехали более 100 австралийцев с целью участия в боевых действиях на стороне различных исламистских группировок против сирийской армии. из Саудовской Аравии боевиков в Сирии насчитывается от 5 до 8 тыс. (из них убиты 1019 человек, пропали без вести 1800), из Чечни – 1700 (убиты 717), с Украины – 350, из Туркмении – 360, из Казахстана – 250, из Таджикистана – 190, из Азербайджана – 100, из Грузии – 80, из Туниса – 4 тыс., из Ирака – 3 тыс., из США – 290, из Канады – 120.В боевых действиях в Сирии участвуют также сотни боевиков из стран Европы. В частности, из Испании – 90, из Боснии – 150, из Австрии – 200, из Дании – 60, с Мальты – 86, из Финляндии – 40, из Германии – 110, из Албании – 100, из Косово – 140, из Франции – 700, из Англии – 80. 200 наемников направились в Сирию из Китая, причем большая группировка бойцов из Китая прошли боевую подготовку в Турции, куда они приехали в качестве студентов. Информация о гражданах различных стран, прибывающих в Сирию для участия в боевых действиях против правительственных войск, продолжает поступать. Количество иностранцев, воюющих в Сирии, судя по уточненным данным, продолжает возрастать. В вооруженных действиях на территории Сирии принимают участие представители всех социальных групп всех возрастов (от 15ти до 80ти лет). Добровольцы прибывают на территорию Сирии через Турцию. В общей сложности сейчас в Сирии воюют около 100 000 человек, прибывших более чем из 80ти государств.
Исторически запрет деяния, во многом аналогичного наемничеству, впервые был сформулирован в 17м веке в Великобритании. Королева Елизавета запретила своим подданным проходить военную службу в иностранных государствах. Этот запрет был воспринят законодательством многих европейских государств и сохранился до сих пор в странах, имеющих устойчивое уголовное законодательство. Запрет службы в вооруженных силах иностранных государств воспринят действующим в настоящее время Уголовным кодексом Сирии 1949 г.: ст. 263 УК Сирии устанавливает смертную казнь в отношении лиц, которые служат в вооруженных силах враждебных государств, при этом остается нормальной практика, когда десятки тысяч иностранцев участвуют в вооруженных действиях в Сирии. Получается, что служба гражданина Сирии в ВС иностранного государства – преступление, а служба иностранных граждан в ВС Сирии – нормальная практика, хотя речь идет об одном и том же деянии, которое должно квалифицироваться одинаково.
В 1989 г. наемничество было криминализовано на международном уровне путем принятия Международной конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Согласно п. 1 Конвенции, термин «наёмник» означает любое лицо, которое:
а) специально завербовано на месте или за границей для того, чтобы сражаться в вооружённом конфликте;
b) принимая участие в военных действиях, руководствуется главным образом желанием получить личную выгоду и которому в действительности обещано стороной или по поручению стороны, находящейся в конфликте, материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, обещанное или выплачиваемое комбатантам такого же ранга и функции, входящим в личный состав вооружённых сил данной стороны;
с) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;
d) не входит в личный состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте;
е) не направлено государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в личный состав его вооружённых сил.
В настоящее время к данной конвенции присоединились более 30ти государств, в том числе арабских (Катар, Ливия, Саудовская Аравия). Уголовная ответственность за наемничество установлена национальным законодательством многих государств, в том числе двумя арабскими странами Алжиром и Тунисом. Но, к сожалению, в этих государствах отсутствует судебная практика по наемничеству. Более того, в настоящее время этот юридически определенный термин является предметом широких политических спекуляций. Противоборствующие стороны вооруженных конфликтов обвиняют друг друга в использовании наемнимков, не прибегая к какой-либо правовой аргументации. Но поскольку речь идет о преступлении, факты использования наемников должны быть подтверждены соответствующими приговорами судов. В противном случае нет оснований утверждать, что сторона вооруженного конфликта использует наемников.
При конструировании конвенционного понятия наемника используется два основных критерия: лицо не является гражданином воюющего государства и получает материальное вознаграждение, которое существенно превышает вознаграждение комбатантов вооруженных сил стороны. То есть основной мотив преступления, составляющего наемничество – это корысть. Наемник, принимая участие в военных действиях, лично получает вознаграждение. Мотивация участников вооруженных конфликтов в арабских странах формируется иначе. Лица, которые вербуются для участия в вооруженных конфликтах в арабских странах, лично не получают ничего. Они считаются воинами Аллаха и принимают участие в военных действиях, следуя своим убеждениям, их главный долг – погибнуть в священной войне. Но их семьи получают средства, необходимые для постройки жилья и хорошее содержание. Таким образом на семьи оказывается давление. В случае совершения таким лицом какого-либо проступка его семье гарантированы серьезные проблемы. При этом участие в вооруженном конфликте имеет серьезную идеологическую мотивацию. Фактически, такой участник вооруженного конфликта не имеет личной корыстной мотивации и его действия не могут квалифицироваться как наемничество согласно конвенционному определению данного преступления. http://syria-news.com/readnews.php?sy_seq=133816
Проблема квалификации наемничества осложняется тем, что термин «наемник» до настоящего времени не разграничен со статусом сотрудника частной военной компании. На территории арабских государств работают тысячи таких сотрудников. Они выполняют операции по охране и сопровождению грузов, подготовке личного состава. К сожалению, до настоящего времени отсутствует национальное и международное законодательство, которое регламентирует деятельность частных военных компаний. Их сотрудники подпадают под определение наемника. Принятие конвенции, регламентирующей деятельность частных военных компаний, могло бы решить эту проблему путем использования всего одного критерия: частные военные компании имеют контракт с правительством государства, на территории которого осуществляют свою деятельность. К сожалению, сотрудники таких компаний, работая в арабских государствах, подвергают себя серьезной опасности. Например, в Афганистане было принято несколько редакций Лайхи (кодекса моджахеда), в которых предписывается убивать сотрудников частных военных компаний, а также подрядчиков, поставщиков и водителей (как являющихся представителями неверных), хотя эти лица формально не привлекаются для выполнения боевых задач. Согласно нормам международного гуманитарного права, сотрудники частных военных компаний являются военнопленными и в отношении них действуют нормы о гуманном обращении.
Государства принимают меры для предотвращения вербовки своих граждан для участия в вооруженных конфликтах. Например, Азербайджан усилил наказание за наемничество, установив срок лишения свободы от 8 до 12 лет (ранее этот срок составлял 4-8 лет). Опасность лиц, принимавших участие в вооруженных конфликтах на территории арабских стран, заключается в том, что их объединяет идея насилия, что не приемлемо для европейского общества. К сожалению, в решении этого вопроса единая позиция отсутствует даже у европейских государств: если французское законодательство исходит их того, что участие лица в вооруженном конфликте иностранного государства является преступлением, бельгийское законодательство такого запрета не содержит. Лица, принимавшие участие в вооруженных конфликтах на территории арабских стран, с точки зрения спецслужб, по возвращении представляют угрозу безопасности, так как являются потенциальными террористами. Терроризм был запрещен во всех арабских странах после событий 11 сентября 2001. Существуют международные договоры, регламентирующие сотрудничество государств в области борьбы с терроризмом. Насколько эти лица представляют угрозу, можно утверждать только после изучения статистических данных, свидетельствующих об их участии в преступлениях террористической направленности.
К сожалению, такая ситуация усиливает непонимание между исламской и европейской цивилизациями.

سيريانيوز :: منح نقدية وعينية لذوي شهداء الجيش وقوى الأمن في الأحداث الأخيرة
syria-news.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *